Гоночное прошлое советских москвичей-412: участие в ралли 60-70-х

Победы и популярность

Первым крупнейшим соревнованием, где принимал участие «Москвич-412», стало так называемое «Ралли века» от Лондона до Сиднея в 1968 году. Общая протяженность трасс составляла 16 тысяч километров.

Особенностью этих соревнований стало то, что в гонках принимали участие машины с разным объемом двигателя.

Участвуя в марафоне по маршруту от Лондона до Мехико в 1970 году (26 тысяч километров), команда АЗЛК выиграла почетное третье место. Кроме того, преодолевая сложнейший километр за километром, до финиша добралось три машины из пяти.

Данные успехи повысили репутацию советского автомобиля. Например, на ралли Бельгии в 1971 году бельгийский экипаж одержал уверенную победу.

На ралли «Золотые пески», которое проходило в 1971 году в Болгарии, экипажи АЗЛК заняли 4, 6, 7 места в абсолютном зачете. В 1972 году польский гонщик Стасис Брундза, управлявший автомобилем «Москвич-412» с объемом двигателя 107 «лошадей», занял третье место.

Уже с 1976 года успехи АЗЛК пошли на спад, поскольку изменился сам формат гонок. Дистанции сократились, а количество скоростных участков возросло. А отличной управляемостью, скоростью, динамикой советские авто похвастаться не могли.

В условиях советской экономики выпускать серийные автомобили, которые могли бы конкурировать с зарубежными машинами, было практически невозможно. Поэтому во второй половине 70-х годов советские модели соревновались практически между собой.

Несмотря на наступившие трудные времена, спортивные успехи сделали марку «Москвич-412» очень популярной среди отечественных и зарубежных автомобилистов. За ним закрепилось реноме надежной, выносливой, неприхотливой машины. Поэтому на начало 70-х годов прошлого века продажи АЗЛК выросли во всем мире.

Как в том самом автомобиле

О том, насколько трудна была дистанция гонки, красноречиво говорит один из ее эпизодов с участием другого нашего экипажа – на автомобиле с номером 21. В Южной Америке предстояло преодолеть высочайшие перевалы в мире — Агуа Неграна высоте 4773 м на чилийско-аргентинской границе и Тиклиона высоте 4837 м в Перу. Как вспоминают участники, на самых ответственных участках управление на себя брал первый водитель, мастер спорта СССР Иван Астафьев, отличавшийся в свои 45 лет очень крепкой физической подготовкой.

Однако даже она не позволяла вести машину в условиях высокогорья беспрерывно- приходилось все же меняться. Во время одной из таких смен мимо промчались соперники, и Астафьев бросился за ними в погоню, не успев даже пристегнуться. Шлейф из пыли помешал точно рассчитать скорость в повороте, машина вылетела с дороги , а затем и проехал а прямо по выброшенному через дверь пилоту!

Раненного — с тяжелым ушибом затылочной части головы, глубоким кровоизлиянием и переломом нескольких ребер, его как можно осторожнее разместили на заднем сиденье другого «Москвича», но в местной больнице (в боливийской глуши) должной помощи никто оказать не смог, и пришлось везти Астафьева дальше, теперь уже на техничке, и без того забитой до предела запчастями,- каким-то образом туда втиснули спортсмена -здоровяка.

Однако на высоте мотор тянул еле-еле, и на одном из подъемов перегруженный универсал совсем встал. Вдвоем вытолкать его наверх не получалось, экипаж и без того еле держался на ногах из-за недостатка кислорода. За руль пришлось сажать … покалеченного Астафьева и толкать машину уже втроем …

Но вернемся в день сегодняшний. Консультировали проект, кстати, ныне здравствующие участники пробега «Лондон – Мехико». На презентации восстановленного «Москвича» присутствовал в частности гонщик именно из экипажа под номером 28 — Юрий Лесовский.

Заслуженный мастер с заметным трепетом сел на водительское кресло и взялся за руль. «Кажется , все совсем ка к в том самом автомобиле!», — воскликнул он. Это неудивительно, поскольку машина восстанавливалась не просто как достоверная копия, но еще и в точном соответствии с заводским регламентом построения раллийного «Москвича», обеспечить соблюдение которого взялся Александр Пикуленко.

После разборки имевшегося в распоряжении создателей реплики донорского автомобиля и дефектовки всех его деталей, необходимые компоненты собирали по принципу с миру по нитке- искали общими усилиями по всей стране. Например, полный комплект оригинальных фар для раллийной «люстры» удалось чудом добыть лишь накануне показа машины прессе, необходимый под расточенный с 1,5 до 1,7 литров мотор ремкомплект после объявления в радиоэфире нашелся лишь на Урале, а кое каких аутентичных элементов недостает до сих пор, так что процесс воссоздания автомобиля продолжается.

Возвращение раллийного Москвича — Дайджест истории

Однако главное уже состоялось – истории отечественного автомобилестроения и автоспорта, по сути, возвращен еще один утраченный ранее ценный экземпляр!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector